О названиях родственников в японском языке

  30 Май 2018

Л. Д. Игнатьева

Северо-Восточный Федеральный Университет им. М.К. Аммосова

О названиях родственников в японском языке

Аннотация: Ученые продолжают обсуждать происхождение японского языка. Для решения этой проблемы необходимо выявить особенности происхождения и образования названий родственников в японском языке, а также сходств с языками алтайской общности. Для решения данной проблемы следует обратиться к анализу конкретных тематических групп, например, таких как семья, относящейся к одному из древнейших пластов лексики. 

Ключевые слова: алтаистика, японский язык, тематическая группа, семья.

Основные наименования родственников.

Мать, отец, брат и сестра – основные термины как кровного, так и не кровного родства в любом языке. По этой причине было решено провести исследование по сравнению основных терминов.

Почему необходимo знать историю формирования слова? Этимoлогия имеет большое значение для развития исторической лексикологии в целом и для сравнительно-исторической грамматики, для которой этимология играет роль основы и источника новых материалов, подтверждающих уже установленные закономерности и обнаруживающих неизученные явления в истории языка. Поскольку этимологии доступны хронологические уровни, недостижимые для письменной истории, она служит наряду с археолoгией важным инструментoм изучения истoрии челoвеческого общества.

Согласно Реформатскому А.А., в качестве исследуемых слов из разных языков необходимо брать только те, которые исторически могли бы относиться к эпохе «языка-основы», а существование языка-основы  следует предполагать в общинно-родовом строе. Иными словами, в основной словарный фонд каждого языка обязательно входят главные названия родственных отношений. Из данного умозаключения выходит, что для сравнения слов основного словарного фонда, прежде всего, годятся имена родства. Вероятнее всего, эти слова в ту эпоху были наиболее важными для определeния структуры общества. Часть из них сохранилась до наших дней как элементы основного словарного фонда родственных языков, такие как мать, брат, сестра, а другая часть перешла в пассивный словарь – деверь, сноха, ятры. Но для анализа подходят, как и те, так  и  другие слова [Реформатский, 2006 : 116].

Покровская Л.А. пишет, что изучение терминологии родства в каком-либо языке или группе языков представляет большие трудности вследствие того что, форма семьи изменяется быстрее, чем система родства. И именно из-за этого у самых различных народов наблюдаются несоответствия между сохранившейся с давних времен системой родственных отношений и современной формой семьи, что, соответственно, напрямую влияет на терминологию родства. [Покровская, 1961].

В Японии сильно развита синонимия. Причиной этому является расслоение разговорной лексики в три слоя. Это гонорифическая речь (когда говорящий возвышает адресат высказывания), вежливый стиль речи и скромная (самоуничижительную) речь.

Для общения в Японии, говорящему необходимо уметь отличать свой круг от чужого, чтобы правильно называть своих и чужих членов семьи, используя синонимы. Так как в Японии принято скромно говорить обо всем, что касается себя самого, про собеседника необходимо говорить вежливо, превышая его. Поэтому в японском языке много синонимов не только названий родственников, но  вообще любых слов. Также стоит знать, что обращаясь к родственникам лицом к лицу, мы должны использовать вежливые формы. К примеру, тот же самый отец: 父 (chichi) в вежливой форме будет звучать какお父さん (otousan). Но только данное обращение может быть использовано по отношению к свому отцу при обращении в диалоге, или когда мы заговорили об отце собеседника. Но если речь идет о своем отце в разговоре с кем-либо, то мы скромно назовем его父 (chichi).

Отец

Японский язык: 父  [chichi/tou] тити/тоу [БРЯС, 2004: 459 c]

Корейский язык: аппа, абоджи [БРКС, 2004: 268 c]

Тунгусо-маньчжурские языки:

Эвенкийский, солонский, эвенский, ороческий, ульчский, орокский, нанайский, маньчжурский языки: амa [ССТМЯ, 1975: 34-35 c]

Негидальский язык: амаj [ССТМЯ, 1975: 34 c]

Удейский и чжурчженьский: амин- [ССТМЯ, 1975: 35 c]

Монгольские языки:

Современный монг. язык: аав/эцэг [БСРММРС, 2006: 293 c]

Бурятский язык: аба, баабай [РБС, 1993: 86 c]

Тюркские языки:

Азербайджанский, казахский, каракалпакский, татарский, уйгурский, киргизский, туркменский, башкирский языки: ата, ота, ада [ТРВТЯ, 1961: 26-27 c]

Турецкий, гагузский, хакасский языки: баба [ТРВТЯ, 1961: 26 c]

Якутский язык: аҕа [ТРВТЯ, 1961: 35 c]

Чувашский язык: атте [ТРВТЯ, 1961: 26 c]

Как показывает анализ, японскому слову 父  [chichi/tou] тити/тоу  ‘отец’ не соответствует ни одна форма корейского, тунгусо-маньчжурских, монгольских и тюркских языков.

Мать

Японский язык:      母  [haha/kaa] хаха/каа [БРЯС, 2004: 328 c]

Корейский язык:  омма, омони [БРКС, 2004: 193 c]

Тунгусо-маньчжурские языки:

Эвенкийский, эвенский, ороческий, удейский, орокский, нанайский языки: эн’ин [ССТМЯ, 1975: 456 c]

Солонский,негидальский, ульчский, маньчжурский языки: эн’э [ССТМЯ, 1975: 456 c]

Чжурчженьский язык: ‘oh-ning [ССТМЯ, 1975: 456 c]

Монгольские языки:

Современный монг. язык: ээж/эх [БСРММРС, 2006: 198 c]

Бурятский язык: эхэ [РБС, 1993: 60 c]

Тюркские языки:

Азербайджанский, гагаузский, казахский, турецкий, узбекский, уйгурский, чувашский языки: ана [ТРВТЯ, 1961: 22 c]

Каракалпакский, татарский, алтайский, киргизский, тувинский, туркменский языки: эне [ТРВТЯ, 1961: 22 c]

Хакасский, башкирский языки: инэ [ТРВТЯ, 1961: 22 c].

Как показывает анализ, японскому термину 母  [haha/kaa] хаха/каа ‘мать’ нет ни одного сходства ни в одной форме корейского, тунгусо-маньчжурских, монгольских и тюркских языков.

Брат

Японский язык:      兄  [ani] ани [БЯРРЯС, 2015: 60 c]|| 弟 [otouto] отоуто [БРЯС, 2004: 341 c]

Корейский язык:  хён, оппа||(нам)тонсен, ау [БРКС, 2004: 38 c]

Тунгусо-маньчжурские языки:

Эвенкийский, эвенский, ороческий языки: ака [ССТМЯ, 1975: 23 c]

Удейский, орокский, ульчский, маньчжурский, нанайский языки: аҕа [ССТМЯ, 1975: 23-24 c]

Солонский, негидальский, чжурчженьский языки: аха, аҕа [ССТМЯ, 1975: 23-24 c]

Монгольские языки:

Современный монг. язык: ах || дүү [БСРММРС, 2006: 29 c]

Бурятский язык: аха || дүү, дүү хүбүн [РБС, 1993: 12 c]

Тюркские языки:

Старший брат:

Азербайджанский, гагаузский, казахский, каракалпакский, татарский, алтайский, киргизский, тувинский, туркменский турецкий, хакасский, башкирский, узбекский, уйгурский языки: аҕа, ака, ача [ТРВТЯ, 1961: 33-35 c]

Чувашский языки: пичче, тете [ТРВТЯ, 1961: 35 c]

Младший брат:

Казахский, каракалпакский, татарский, узбекский, алтайский, киргизский, туркменский, башкирский, якутский языки: ини [ТРВТЯ, 1961: 36 c]

Тувинский и хакасский языки: дуҥма, тунъма [ТРВТЯ, 1961: 37 c]

Чувашский язык: шâллâм [ТРВТЯ, 1961: 37 c]

Судя по результатам, с японскими терминами兄  [ani] ани и 弟[otouto] отоуто нет ни одного сходства ни в одной форме корейского, тунгусо-маньчжурских, монгольских и тюркских языков.

Сестра

Японский язык:      姉 [ane] ане [БЯРРЯС, 2015: 60 c]|| 妹 [imouto] имоуто [БЯРРЯС, 2015: 82 c]

Корейский язык:  онни, нуна||(ё)тонсен, ау [БРКС, 2004: 394 c]

Тунгусо-маньчжурские языки:

Эвенкийский, эвенский, ороческий, удейский, орокский, ульчский, маньчжурский, нанайский, солонский, негидальский, чжурчженьский языки: экэ, экин, эгэ [ССТМЯ, 1975: 443 c]

Чжурчженьский язык: ŏh-yü^n-wе̄n [ССТМЯ, 1975: 443 c]

Монгольские языки:

Современный монг. язык: эгч || о хин дүү [БСРММРС, 2006: 464 c]

Бурятский язык: эгэшэ || дүү басаган [РБС, 1993: 124 c]

Тюркские языки:

Старшая сестра:

Азербайджанский, турецкий языки: абла [ТРВТЯ, 1961: 28 c]

Гагаузский язык: кâку [ТРВТЯ, 1961: 32 c]

Казахский, каракалпакский, татарский, киргизский, тувинский, туркменский башкирский, узбекский, чувашский, уйгурский языки: апа, опа, аппа, апай [ТРВТЯ, 1961: 32 c]

Алтайский, туркменский, якутский языки: эдье, эдьий, эже [ТРВТЯ, 1961: 29 c]

Младшая сестра:

Казахский, каракалпакский, татарский, узбекский, киргизский, башкирский, языки: сиҥли, сиҥил, сиҥди, сеҥел, һеҥле [ТРВТЯ, 1961: 33 c]

Тувинский и хакасский языки: дуҥма, тунъма [ТРВТЯ, 1961: 33 c]

Чувашский язык: йамâк [ТРВТЯ, 1961: 33 c]

Судя по результатам, с японскими терминами 姉 [ane] ане || 妹 [imouto] имоуто нет ни одного сходства ни в одной форме корейского, тунгусо-маньчжурских, монгольских и тюркских языков.

Переходя непосредственно к самому анализу следует отметить, что слово «казоку» ‘семья’ имеет близкую схожесть с корейским «кадьок» ‘семья’, а бурятское «аба» ‘отец’ имеет сходство с корейским «аппа», «абодьи» ‘отец’. Также в эвенкийском, бурятском, тюркских и корейском, также как и в японском языке, есть понятие ‘старший(ая) и младший(ая) брат (сестра)’, чего нет в монгольском и тунгусо-маньчжурских языках. Далее стоит отметить сходство в начальных звуках слова «брат» во всех исследуемых языках, кроме корейского языка. Наглядный пример – 兄  [ani] ани ‘старший брат’ в японском языке начинается со звука «а», как в монгольских (аха, ах), тюркских языках (аҕа, ага, ача), так и в тунгусо-маньчжурских (аха, аҕа) языках. В тюркских языках, а конкретно в киргизском, есть парное словосочетание апа сиҥди, что означает «сестры». По отдельности эти слова представляют разные понятия: ‘старшая сестра’ – апа, а ‘младшая сестра’ – сиҥди. В японском языке есть схожее явление. Например,  ‘старшая сестра’ – 姉 (ane) и ‘младшая сестра’ – 妹 (imouto). Путем соединения указанных слов образуется понятие «сестры» - 姉妹 (shimai). Здесь также, произношение иероглифов изменяется, и образуется слово, состоящее из канго, как в случае с «братьями».

В тюркских языках обнаруживается явление употребления одного и того же термина родства  по отношению ко многим различным родственникам и даже посторонним лицам при непосредственном обращении к ним.  Например, словом ана (мать), можно уважительно обратиться к ‘свекрови’, ‘теще’, и вообще к ‘старшей родственнице’ или ‘пожилой женщине’. Это явление отсутствует  в японском языке, так как ‘теща’ и ‘свекровь’ представлено 姑(shuutome), а при обращении к ‘пожилой женщине’ используется  叔母さん(obasan).

Как показывает анализ японским наименованиям ‘матери’, ‘отца’, ‘брата’ и ‘сестры’ не соответствует ни одна форма корейского, тунгусо-маньчжурского, монгольского и тюркского языка. Отсюда делается вывод о том, что японский язык не имеет родственных связей с корейским, тунгусо-маньчжурскими, монгольскими и тюркскими языками в сфере названий кровного родства. Любые сходства совершенно случайны. К примеру, начальный звук слова «брат» 兄  [ani] ани в японском языке начинается со звука «а», как в монгольских (аха, ах), тюркских языках (аҕа, ага, ача), так и в тунгусо-маньчжурских (аха, аҕа) языках.

Напротив, в группах монгольских, тунгусо-маньчжурских и тюркских языков обнаруживается очевидная связь указанной терминологии, что свидетельствует об их родстве в рамках отдельных языковых семей: монгольских, тунгусо-маньчжурских и тюркских языков.

Список литературы:

  1. Бабушкин С. М. «Русско-бурятский словарь». Улан-Удэ, 1993. – 160 с.
  2. Зарубин С. Ф., Роженский А. М. «Большой Русско-японский словарь». Москва, 2004. – 928 с.
  3. Колюжная В. И. «Большой японско-русский русско-японский словарь». Москва, 2015 – 928 с.
  4. Кручкин Ю. Н. «Большой современный русско-монгольский-монгольско-русский словарь». Москва, 2006. – 921 с.
  5. Мазур Ю. Н., Никольский Л. Б. «Большой русско-корейский словарь». Москва, 2004. – 504 с.
  6. Неверов С. В. «Большой японско-русский словарь». Москва, 2000. I том – 824 с; II том – 920 с.
  7. Покровская Л. А. «Термины родства в тюркских языках». «Историческое развитие лексики тюркских языков». Москва, 1961. 14-43 с.
  8. Реформатский А. А. «Введение в языковедение» Издательство «Аспект Пресс», Москва, 2006. – 60-74, 393-405 с.
  9. Циниус В. И. «Сравнительный словарь тунгусо-маньчжурских языков», Ленинград: Наука, 1975. I том – 471 с; II том – 672 с.
  10. Щербак А. М. «Тюркско-монгольские языковые контакты в истории монгольских языков». СПб., 2005. – 195 с.